Задать вопрос

О сладострастии, жестокости и религии

Болезнь может дать ключ к
пониманию многих  явлений
 из области морали и интеллекта.
Она раскрывает истинную причину.
                                 
Ж. Моро де Тур

Петр Ганнушкин, будущее «светило» российской психиатрии, родился в 1875 году в Рязанской губернии, в интеллигентско-дворянской деревенской семье.

Еще в гимназии, тринадцатилетний Ганнушкин начал интересоваться психологией. Ему было интересно обращать внимание на разности характеров преподавателей и гимназистов и строящиеся между ними отношения. Казалось, это была просто увлекательная игра детского мозга.

Именно в этом возрасте Ганнушкин прочитал работу физиолога Ивана Сеченова «Рефлексы головного мозга».

Петя был отличником, охотно общался с однокашниками, официальные собрания ему были не по нраву. Не любил он дисциплину, приказные действия под давлением и стадность в науке.

Пристальное внимание Ганнушкин уделяет пограничным состояниям психического здоровья.

Доктор утверждает, что между здоровьем и психическим заболеванием «существует промежуточная область, определенная пограничная полоса, выраженная теми состояниями и формами, которые не могут быть отнесены ни к болезни, ни, тем не менее, к здоровью».

В результате такой «полупациент» не может «безболезненно для себя и для других приспосабливаться к окружающей среде».

Решение проблем психического здоровья, доктор видел в улучшении самого общества. Ощущение доброжелательности, чувство уверенности, безопасности, душевного спокойствия действуют в таких случаях лучше всяких лекарств.

Революцию, как и войну, он не поддерживал, называя ее «травматической эпидемией». В 1927 году он написал статью «Об одной из форм нажитой психической инвалидности», доктор утверждал, что причина этого расстройства – «длительное и интенсивное умственное и эмоциональное переутомление».

Психиатр имеет в виду – спешный, нервный, напряженный, с постоянным ощущением опасности – жизненный уклад.

Врача обвиняют в крамоле, в попытке «реакционной теорией вести борьбу с темпами социалистического строительства».

Таков был Петр Борисович Ганнушкин. Он не любил дисциплину, ставил страшный диагноз Есенину, вдохновлял Ильфа и Петрова, а глупость считал психическим заболеванием.

В предлагаемой статье Петр Ганнушкин объединяет совершенно различные на первый взгляд, чувства.

Он рассматривает такие понятия – злоба, сексуальная любовь и религиозное чувство, которые, если опираться на множество фактов, находятся друг к другу в большой близости.

Когда интенсивность этих чувств возрастает, когда злость трансформируется в жестокость, сексуальная любовь в свирепость со сладострастием, а религиозное чувство в фанатизм или в мистицизм, тогда эти три чувства совпадают и смешиваются без заметных границ.

В Риме, в церкви Санта Мария, находится изображение святой Терезы, лежащей без сознания на облаке, и ангел, который готовится пронзить ее сердце стрелой любви. Религиозный экстаз в этом случае, представлен характером чувственности, которому обычно подвластна чрезмерная религиозность.

Таким образом, идея родства религиозного чувства и чувства сексуального, проникла даже в искусство.

В Индии, где религиозные традиции сохранились во всей их чистоте, существуют праздники, которые именуются "праздником Сакти-Пудия, или мистерии всеобщего оплодотворения", воспроизводят все, что можно вообразить. Все противоестественные гнусности, окруженные помпой церемоний.

В средние века существовало множество религиозных фанатических сект, в которых, вполне естественным образом сочетались религия и любовь. Николеты проповедовали отсутствие всякого стыда в сексуальных функциях и учили, что все страсти полезны и святы.

Адамисты учили, что стыдливость должна быть пожертвована богу. Такова же природа секты "хлыстов", еще и ныне существующей в России, члены которой во время их религиозных церемоний (называемых "радения"), впадают в экстаз, и предаются необузданному разврату.

Врачи и особенно психиатры, уже давно уделяют внимание близости религиозных и половых чувств. Психиатры, более чем кто-либо другой, устанавливают связь этих феноменов. Время более выраженного религиозного чувства есть время полового развития, когда новые и незнакомые чувства требуют активизации.

Связь между религиозной экзальтацией и сексуальным возбуждением была отмечена Фридрейхом, Мейнертом , Марком, Режис, Луазо, Бронардель, Моро и др. Религиозное помешательство часто связано с болезнями половых органов. В клинической картине этого помешательства появляются галлюцинации сексуального характера, мастурбация и другие сексуальные эксцессы. Они занимают заметное и постоянное место, их можно найти в каждом элементарном руководстве во психиатрии.

Если идея о наличии родства между религиозным и сексуальным чувствами гораздо больше привлекает судебных психиатров. Сравнительно меньше проникла в искусство, меньше обработана поэтами и художниками, тогда как, совершенно иначе обстоит с вопросом об интимности сексуального чувства и жестокости.

Живопись, скульптура и поэзия, современные роман и драма, часто обращаются к этому вопросу, они широко затрагивают эти мотивы, о них бессмысленно говорить в небольшой статье. Сама история дала нам поразительные примеры близости, между жестокостью и сладострастием и мы можем рассмотреть их детально.

Набожность, рожденная безотчетным страхом перед темными силами, которые человек назвал божественными, и которым по интуиции его собственной природы, всегда приписывал более жестокости, чем милосердия. Основанная на страхе, вместе с пониманием своего ничтожества в мире, религия проникла в цивилизацию.

Это некое бессилие, которое возникает как потребность беззащитного существа и которое парадоксальным образом, служит рождению силы. Как война, будучи отвратительной вещью, может послужить иногда исправлению зла.

«Если ортодоксия и ересь, инквизиция и королевская власть покрыли кровью руины Европы, Америки и всего мира; если святая рутина боролась против науки железом, огнем, застенками и отлучением от церкви, то это делалось в честь Отца всевышнего, во славу божью, его викариями и его привилегированными представителями.

В Неаполе, по сравнению со всеми другими городами Европы, установлено наибольшее число преступлений против личности. На 100 000 жителей имеется 16 убийц, тогда как в остальной Италии не больше 8. В то же время Неаполь – наиболее религиозный город в Европе».

Остановимся на некоторых отдельных фактах, заимствованных из сочинения Ломброзо "Преступный человек". Винченцо Верцени, который задушил трех жен, выделялся среди самых усердных прихожан и исповедующихся. Богжия, приговоренный в Милане за 34 убийства, выстаивал мессу каждый день, носил балдахин во время всех процессий святых таинств и не пропускал ни одной церковной церемонии. Он непрерывно проповедовал христианскую мораль и религию и стремился быть во всех религиозных объединениях. Лаколланж, душивший всех своих несчастных любовниц, которым он давал отпущение грехов в момент смерти.

Если, как мы пытались показать, преступные и жестокие люди очень часто оказываются очень религиозными, то, с другой стороны, люди религиозные и более фанатичные, оказываются очень часто людьми жестокими. Можно привести целую серию ужасающих убийств в жизни пиетистов Западной Европы, убийств, совершенных в религиозном экстазе.

Мы не говорим о преступлениях, совершенных психически больными под влиянием религиозной мании. У большинства этих больных можно наблюдать чрезвычайно интересное сочетание лицемерия и жестокости - эти люди говорят постоянно о Боге, постоянно ходят в церковь и обнаруживают в то же время крайнюю жестокость по отношению к их близким.

Религия не препятствует ни пороку, ни преступлению; она иной раз даже дает предлог к тому и другому.

Людовик XI. Его жестокость вошла в историю и в то же время он был необычайно набожен, он проводил свое время или бормоча молитвы, или осматривая железные клетки, где содержались жертвы его жестокости. Второй пример - Иван IV Грозный. Мы приведем слова Ковалевского: "Жизнь царя проходила между алтарем и камерой пыток, в обществе духовных лиц и исполнителей его бесчеловечных и жестоких приказаний. Часто он бывал и настоятелем монастыря и палачом, в одно и то же время. Он просыпался в полночь и его день начинался молитвой. Часто, присутствуя на обедне, он давал распоряжения самые свирепые и самые жестокие. После обеда царь вел набожные беседы со своими фаворитами или шел в камеру пыток, чтобы пытать одну из своих жертв".

К сказанному необходимо добавить, что смесь аскетизма, суровой набожности и свирепости дополнялась у Ивана необузданной, крайне аморальной сексуальностью. И вновь обнаруживается сочетание мистицизма, сладострастия и жестокости.

Заключение

Имеется много высказываний относительно связи религиозного и сексуального чувств. Еще более, может быть, о связи жестокости и сладострастия, относительно меньше – по поводу связи религиозного чувства и жестокости, еще меньше относительно связи всех этих трех чувств. Насколько же более поучительным должен представляться факт, заключающийся в том, что идея родства этих трех страстей была высказана вполне определенно более ста лет тому назад философом Фридрихом фон Гарденбергом, названным Новалис.

Приводим буквально его слова, значение которых, должным образом не оценено до сих пор:

"Удивительно, что внимательные люди давно уже заметили интимную родственную связь и общие тенденции сладострастия, религии и жестокости. Довольно странно, что давнишние ассоциации сладострастия, религии и жестокости, не привлекли внимания людей к их интимному сродству и общности тенденций".

Каковы бы ни были последствия, вытекающие из наших данных, они могут показаться многим недостаточно обоснованными и некоторые найдут их даже абсурдными. Мы не остановимся перед этим препятствием. Мы считаем возможным сделать следующее заключение.

Во-первых, религия, жестокость и сладострастие – ближайшие родственники. Одно из этих чувств возрастает рука об руку с другими, одно замещает другое.

Во-вторых, из трех исследованных чувств наиболее сильным является сексуальное чувство; религиозное чувство и жестокость в некоторых случаях могут быть рассматриваемы, как заменители всесильного сексуального инстинкта.

В-третьих, объединение этих различных чувств в одну группу может иметь значение для естественной физиологической классификации чувств, классификации, которая станет возможной в будущем.

Юристы, учителя и моралисты не должны это забывать.

Петр Борисович Ганнушкин. 1901 год

 

                                                                                         *****

Комментарий к статье. Доктор Кулеш С.И. Психиатр, к.м.н.

7 апреля 2024 год

«Не следует будить спящих собак подсознания. Они могут вас порвать»

                                                                                        (Неизвестный автор)

Прошло более 100 лет, после написания доктором Петром Ганнушкиным этой статьи. Многое изложенное в статье не потеряло своей актуальности до сих пор. За годы работы психиатром в наркологической клинике, невольно (или уже профессионально) фиксируешь самую различную симптоматику своих пациентов. То, что все пьющие одинаковы, конечно, неправда. У каждого свой путь, только «белая горячка» уравнивает. К сожалению.

Почему тогда я разместил выдержки из книги известного русского психиатра Петра Ганнушкина?

Написано это, по причине того, что есть еще некоторые изменения в личности пьющего человека, которые, возможно, не заметны сразу.

Речь идет не об алкогольном опьянении, когда пьяный человек подключает дебош, драку, распускает слюни, сопли и слезы. Изменения начинают сохраняться и в трезвую пору.

Появляется немотивированная раздражительность, гневливость и несдержанность. Спонтанные переходы от одного настроения к другому, т.н. эмоциональная лабильность. Лицемерие и злопамятность.

Возникает вязкость в суждениях, застреваемость на определенных событиях и мелочных деталях. Тугоподвижность (замедление при переходе от одной мысли к другой, повторяемость) и резонерство (рассуждения ни о чем).

При этом большинство пациентов носит крест, почти у каждого в машине – иконки. Они склонны к изменам и разврату, к невероятной жестокости и последующем покаянии. Возможно, вы найдете какие-то знаки и в себе. Берегите себя.

© 2008-2020 Сибирский региональный
консультативно-информационный
центр «Общество и здоровье»
e-mail: написать письмо
Красноярск
ул. П.Железняка, 6А
(391)255-12-89, 259-08-46
Красноярск
ул. П.Железняка, 6А
(391)253-98-20
Ачинск
пер. Новосибирский, 71,
(39151)3-87-07
Продвижение сайта - Seobit.ru
2008-2020